Когда главное - проиграть: вся правда о самосаботаже

Мартовским днем я брела домой словно в пелене. Настроение скакало по широкой амплитуде. Минуту я едва сдерживала слезы —  ведь моя мечта была так близко, секундой позже накатывал стыд —  какая же я дура… Несмотря на разочарование, у меня было чувство, что я утвердила себя, сдала некий жизненный экзамен. 

В 13 лет я была тайно влюблена в своего школьного друга, одного из самых популярных мальчиков в классе. Я была его конфидентом и послом его личной жизни, то есть дружила с девочками, которые ему нравились, передавала записочки, обычные подростковые дела.

В моих мечтах мы вместе сбегали на Волгу, лазили по горам, а кульминацией приключения был момент, когда брал меня за руку…  В реальности мы тусили в школе и вместе ходили домой,  и этого было достаточно. Или так мне казалось до того весеннего дня, когда мы заметили первый оттаявший участок рядом с его домом и  задержались поболтать. Низкое вечернее солнце проникало сквозь ветки. На мне была зеленая флисовая кофта, рукава были мне длинны настолько, что я заворачивала их на запястьях. Мы говорили о чем-то, когда я вдруг заметила, что друг пристально разглядывает мое лицо.

—  Что? Что такое? —  спросила я.
—  Ничего, просто этот свет на твоей кофте.

Я смущенно посмотрела вниз, представив, как он сейчас видит меня — промокшие сапоги с заправленными штанами, громоздкая кофта, растрепанные волосы.

—  А, наверное, ужасно, это старая кофта…

—  Нет,  —  перебил меня он, —  наоборот. На солнце у тебя с ней такие глаза… это очень красиво.

В этот момент земля двинулась куда-то у меня под ногами. Он смотрел на меня выжидательно и серьёзно.

Мне захотелось ответить ему, но еще до того как я успела открыть рот, мое лицо растянулось в идиотской ухмылке, через секунду я уже рассказывала одну из тех глупых шуточек, которые в 13 лет не зазорно рассказать и по пятому разу. Волшебный момент испарился, я поспешила прочь, совершенно сбитая с толку.

Так работает самосаботаж. После того случая мы остались друзьями и учились вместе еще год, но больше никогда не ступали на оттаявший кусочек земли, где хватает смелости говорить о чувствах. Я повторяла этот маневр в десятках вариаций с тех пор. Моя история гоустинга —  только один из примеров. Я не знала слова «самосаботаж» тогда, но задумалась о явлении, когда увидела клип на песню «Let It Come Down».

Пожалуй, из приема «добивайся изо всех сил, а потом слейся» выросла вся моя любовная драматургия.

Самосаботаж это нерассуждающее «БЕГИ ОТСЮДА СЕЙЧАС ЖЕ!» нашего тела в ответ на открывающиеся возможности. Это страх, не менее серьезный, чем страх проиграть. Это страх победить.

В этой статье я хочу рассказать почему это происходит, как это связано со стыдом и что можно сделать, чтобы в ситуации когда представится захватывающая дух перспектива, иметь возможность сделать взвешенный выбор.


После того весеннего разговора в 13 лет, я считала, что если бы ответила так, как на самом деле хотела ответить, то поставила бы нас обоих в глупое положение.

«Я всего лишь поступил правильно» —  вечная мантра самосаботера. Однако нашему GPS  хорошо известна нечестность этого «правильно», служащего лишь ширмой для горечи, которую мы испытываем, когда упустили еще один шанс.  

Every day we slaughter our finest impulses.

—  Henry Miller

Миллер говорил это о невозможности писать, но это верно и в отношении невозможности действовать из своих лучших интересов, среди которых — развитие, рост, вклад во что-то большее, чем мы сами.

Я уже писала о том, условный уровень нормы благополучия и радости индивидуален. Он определяется детством и характером. Есть люди, для которых радоваться также легко, как дышать. Другим, чтобы испытать такие эмоции, нужно пережить что-то небывалое. Раньше я думала, что все эти счастливцы просто рождены такими (привет, установка на данность!). Оказалось,  нет. Мы способны увеличивать свою «толерантность» к счастью. 

Изначально колебания в сторону от нормы воспринимаются психикой как чрезвычайное происшествие. В хорошую ли, в плохую сторону — её не интересует. Её интересует узнавание, чувство «да, это я».

Таким образом, наша мера радости здорово завязана на самоидентичности, и на какие бы приключения сознательно не отправлялись, подсознательно мы пытаемся воспроизвести те же условия, в которых росли.

Другими словами, если наше детство питали неуверенность, страх и стыд, будучи взрослыми, мы бессознательно продолжаем искать таких же опытов, чтобы чувствовать себя в порядке, как бы парадоксально это не звучало. 

Когда я нарушаю данное себе слово, или когда я отказываюсь от борьбы, заранее решая, что из моей идеи ничего не выйдет, меня охватывает особое чувство. В нем мешается и удовлетворенность, и злость, и какая-то вседозволенность. Думаю, похожие чувства испытывала я, когда успешно доказывала кому-то свою правоту. Противно, но и приятно, и гордо. То самое «да, это я».

Прошло несколько лет, прежде чем я поняла, что это гаденькое самоузнавание и есть стыд. Стыд совсем не так очевиден, как нас учат. Это не только про то, как человек опозорился в школе, и все смеялись и показывали пальцем.

После открытия в кабинете психотерапевта, я узнала, что я как целое — мое тело, моя психика, мой ум — не делаю ничего просто так. Бессознательно вовлекая себя в ситуации, в которых буду чувствовать себя проигравшей, я искала ощущение уверенности. 

Мы выросли в культуре стыда и пристыжения, и потому едва их замечаем. Стыд —  это самая трудноперевариваемая из эмоций, от которой хочется откреститься любой ценой. Ведь стыд это про тяжелые случаи — насилие, жестокость, никто не хочет об этом думать.

Но для того, чтобы испытать жуткий, горький стыд совсем не нужен злоупотребляющий  родитель или другой очевидно травмирующий опыт. Мое детство было достаточно благополучным, но как-то раз на семейном празднике мне подарили платье, чтобы сделать красивую фотографию. Дело было в начало 90-х, импортные вещи были на вес золота. Стоило мне надеть это платье, и я тут же пролила на него сок. Меня не сильно ругали, кто-то из взрослых пошел меня переодеть в обычную одежду —  майку и шорты, и сказал: «Ну ничего, мы спрячем тебя среди кустов мальвы, все равно выйдет красиво!».

В этой фразе не было никаких дурных намерений. Но я в этот момент ощутила всю палитру стыда, потому что решила, что я настолько некрасивая, что единственное, что может спасти фотографию, это цветы.

Вот о чем я говорю, когда говорю о стыде. Никто не знает, что происходит в голове у ребенка. На той фотографии я улыбаюсь жалкой и робкой улыбкой, как будто понимаю, что мальвы-мальвами, ну а я всего лишь гадкий ребенок, который вечно все портит.

Стыд это часть инициации, он содержит в себе опыт, который необходимо пережить, чтобы стать собой.

Беда в том, что никто не учит нас переживать этот стыд, культура тренирует нас прятаться него, отрицать, сбегать. Если человек не находится в депресии, мысли вроде «с тобой что-то не так, ты ничего не стоишь, ты не заслуживаешь внимания и любви» не находятся на поверхности его сознания, но это не значит, что их нет глубже. Реализация его отношений со стыдом разворачивается на другой сцене —  он саботирует все, что может принести ему счастье.

Стыд рождается, когда родительская фигура своим поведением говорит: «Ты недостоин любви». Жестокий родитель говорит это прямо —  побоями и руганью, пренебрегающий родитель говорит то же самое невниманием, требовательный родитель —  своим контролирующим вниманием («пока ты не станешь лучше, ты недостоин любви»). Посыл у всех один.

И даже если у кого-то, как у меня, были нормальные, достаточно хорошие родители, ребенок все равно рано или поздно столкнется с этим болезненным опытом. И если, как большинство из нас, его не научили проживать стыд, он начнет с ним идентифицироваться. Его бессознательное тоже выучит то темное ощущение «да, это я».

Вырастая, мы бессознательно тянемся не к тому, что считаем для себя полезным и важным, а к тому, что нам знакомо эмоционально. 

Старые раны это не то, что лежит на поверхности. Это все, что было замолчано, задвинуто, но никуда не исчезло. Чтобы увеличить внутреннюю емкость необходимо вернуться в точку, где все начиналось. 

Heal the boy and the man will appear.

— Tony Robbins

Моя цель — вернуть как можно большему числу людей выбор. Чтобы бессознательный самосаботаж не сносил их на знакомую отмель. В этом мини-видео я показываю, как работает круг самосаботажа.


Вот какие практические шаги помогли мне разомкнуть круг самосаботажа и начать учить себя принимать больше побед и успеха в свою жизнь. Можно быть с самим собой, или пригласить помочь эмпатичного друга. Возьмите два стула, сядьте и сделайте глубокий вдох.

Шаг 1. Что случилось?

Прокрутить в голове несколько случаев из вашего опыта, где самосаботаж проявил себя наиболее ярко. Увидеть стыд, лежащий за ним. Почувствовать его в своем теле —  он сдавливает легкие, заставляет физически сжиматься, опускать голову и плечи, важно прочувствовать это безресурсное состояние.

Вспомнить один случай, когда ребенком на вас лег груз неразрешенных тяжелых эмоций, вы пережили одиночество, боль, изоляцию, а рядом не было взрослого, который смог бы показать вам, что хотя вы испытываете боль или сделали что-то не так, это не значит, что вы ни на что не годитесь. Хороший пример описывает Кафка в «Письме отцу», когда тот запер его маленьким на балконе.

Шаг 2. Что я чувствовал?

Когда вы вернетесь к этому моменту, проживите все эти эмоции. Любая практика осознанности станет хорошим помощником, потому что ощущения будут тяжелые и их надо прожить до конца. Эмоции это тоннель, он кончится, если только не прижиматься к стене, повторяя «вовсе я не в тоннеле». Идите вперед, и выходите на свет.

Будьте готовы к тому, что сознание начнет плести историю, искать виноватых, не обращайте на это внимания, сосредоточьтесь только на том, чтобы прожить все чувства. Самые ужасные, самые черные, самые грязные.

Задача в том, чтобы быть совершенно уязвимым и стоять в своих мнимых и реальных пороках на глазах другого человека, который смотрит на вас с добротой и сочувствием. Это может быть друг. Это можете быть вы сами.

Если это вы сами, то пересядьте на другой стул — на первом вы ребенок, попавший в этот тяжелый опыт, а на втором стуле — вы это нынешний, взрослый вы.

Так что сделайте то, что сделал бы взрослый, чтобы поддержать ребенка в такой ситуации. Заверьте его, что его чувства реальны. Что когда он проживал это давным-давно, он был совсем один, но теперь у него есть вы, взрослый рядом с ним, который не стыдится его стыда, не отводит глаза, не пытается преуменьшить значение его боли, а спокойно принимает его таким, какой он есть, точно зная, что никакие его действия не клеймят его как «незаслуживающего любви».

Ребенок не обладает перспективой взрослого, поэтому из негативных опытов он извлекает вывод, что в нем есть какой-то изъян, на который он не в силах влиять. Но разоруженный взглядом другого стыд позволяет переменам к лучшему расцветать в нашей жизни и оставаться надолго.

13-летняя я была уверена, что если бы тот мальчик знал, какая я на самом деле, он бы и смотреть на меня не стал. Сегодня я знаю, что ужасный опыт, который я пережила, меня не определяет. Это не самое важное, не самое интересное во мне.

Боль, которую я причиняла из-за него другим, закончится на мне. Я смогу научить тех, о ком я забочусь, что в стыде лежит возможность победы, если не бояться стоять в полноте и жестоких, и суровых опытов.  Когда мы не боимся своей темноты, мы можем черпать уверенность и в своем свете.

Больше всего мы боимся не слабости, а своей беспредельной силы. Мы спрашиваем себя: «Да кто я такой, чтобы быть блестящим, выдающимся, талантливым, великолепным?» Но в самом деле: почему бы таким не быть? То, что вы принижаете себя, не приносит миру пользы. Нет ничего вдохновляющего в том, чтобы съежиться до таких размеров, чтобы окружающие чувствовали себя в полной безопасности. Мы все рождены, чтобы сиять… И не только некоторые из нас, а каждый. И когда мы позволяем нашему свету сиять, мы тем самым подсознательно даем разрешение сиять и другим.

— Марианна Уильямсон


Был ли у вас опыт самосаботажа? Знакомы ли вам истории, когда то, о чем вы мечтали становилось just too much? Расскажите в комментариях о том, какие истории знаете или переживали вы сами.  

Если эта статья оказалась полезна, поделитесь ею с друзьями, нажав одну из кнопок соц. сетей! Ваши комментарии и поддержка воодушевляют меня без меры.

  • Галина Максимова

    Ох.. Как же вовремя эта статья попалась мне на глаза. И состояние это прекрасно знакомо: «Ой, да чё ты пытаешься, все равно же ничего не выйдет».